Про психических алкоголиков и уши

На консультацию по портрету пришла женщина, хочет узнать о своем предназначении, разговариваем по скайпу. Я чувствую, что, хотя она меня внимательно слушает, что-то ее тревожит, хочет о чем-то спросить, но не решается. 

Я вижу в ее портрете несколько указаний на сценарий жертвы, такие либо плачутся на жизнь свою всем подряд, либо молчат, обвиняя себя во всех своих бедах, тянут на себе «палачей» и тихо сгорают в печи эгоизма родственников и друзей.

Эта из тех, кто молчит, не жалуется, я наблюдаю за своими ощущениями и ее реакциями. Начинаю говорить о необходимости слышать себя, свои желания, иначе могут возникать болезни, так как ее болезни, начавшись с психосоматики, обычно протекают скрыто — чтоб никому не мешать, никого не огорчать, — а потом шарахают по полной, когда организм не может больше справляться. Да-да, соглашается клиентка: ничего не болит обычно, температуры нет, а потом, бац, пневмония. Ее лицо становится напряженно-задумчивым. «Вы знаете, — говорит она мне, — уже несколько лет у меня ухудшается слух, ну так несильно, правое ухо… Может, это тоже что-то скрытое?»

Может. Я всегда стараюсь быть тактичной на консультациях, не спрашивать в лоб, не наступать грубо на больные мозоли. Аккуратно объясняю ей, что в ее дате рождения записана программа жертвы, обычно при таких показателях в жизни у человека всегда есть 1-2-3 «палача» — пьющие мужья или отцы, проблемные родственники, которых надо «спасать», друзья, использующие человека как мусорное ведро и жилетку.

«Да-да, — говорит мне она, — мой первый муж был алкоголиком». А нынешний? Не пьет, совсем. И тут ее прорывает. Она плачет и рассказывает о том, что он, как маленький ребенок, постоянно требует к себе внимания, ревнует к успехам и подругам, бегает по врачам и ищет у себя болезни, и ноет, ноет, ноет: то не так, это не так, страна у него плохая, начальник плохой, коллектив на работе ужасный, работа неинтересная. «И ничего менять он не собирается, лежит на диване, а я так устала все это слышать, не хочу, — говорит, вздыхая она. — Делаю вид, что слушаю его, и не слышу, думаю о чем-то своем».

Вот она ключевая фраза: я не хочу слышать! Вот причина проблем с ушами. С правым — «мужским» — ухом. В основе проблем с ушами — всегда психосоматика, а потом уже все остальное. Женщина устала от постоянного нытья своего мужа, устала быть утешительницей.

Женские уши не предназначены для этого. Они должны слышать от мужчины слова любви и поддержки, они должны улавливать в плаче младенца интонации, которые помогают ей правильно понимать своего малыша, и наслаждаться его радостным смехом, ей жизненно необходимо слушать красивую музыку и звуки природы. Ей необходимо слышать свои желания и удовлетворять их, чтобы быть здоровой, наполняться, светиться и этим светом освещать потом свой дом, свою семью, дорогу своему мужчине — не нытику и эгоцентрику, а тому, кто ее оберегает и заботится о ней.

психосоматика ухо

Вы знаете, говорю я моей клиентке, ваш муж ничем не отличается от алкоголика, он — психический алкоголик. Только обычный алкаш пьет ваши нервы и кровь через бутылку, а психический — напрямую. И опасность в том, что, если для того, чтобы бросить первого, есть объективные и вроде как одобряемые социумом причины, то исключить из своей жизни второго психологически сложнее: не пьет, не курит, не изменяет, что тебе еще надо?

У психических алкоголиков так же, как у обычных, случаются запои. В это время они требуют к себе повышенного внимания, жалости, ноют, жалуются, устраивают скандалы, доводя близкого человека до белого каления. Близкий человек терпит, терпит, успокаивает, а потом обычно взрывается, плачет, кричит. Сценарий и эмоции очень похожи на те, что происходят в семье водочного алкаша. После такого эмоционального выброса обычно психический алкоголик затихает, перестает ныть — он напился… энергии. Ему хорошо, а близкий человек устал и опустошен. Психический алкоголик успокаивается. На некоторое время. Ровно на то время, чтобы дать «жертве», своему донору, своему винному магазину в лице супруги/мужа, ребенка, подруги/друга (с кем живет или встречается) пополнить запасы вожделенного «напитка». Как правило, в это время алкоголик мил, обходителен, не ноет, и если не помогает, то и не мешает. Некоторые из них дарят подарки, помогают по хозяйству, — делают все, чтобы загладить свою вину. Кажется, вот оно, счастье наконец! И когда бдительность донора падает, он расслабляется в искушающих объятиях, психический алкоголик снова тянется за «рюмкой энергии». По капле, по капле, почти незаметно он пьет силы, настроение, здоровье из своей жертвы, пока не устраивает очередной варварский набег на уже наполненное хранилище. А потом снова буря и затишье. В такой нехитрой и трагичной круговерти люди живут годами, десятилетиями, всю жизнь. Ведь «не пьет, не курит, даже работает».

Я все это рассказываю своей клиентке. Она тихо говорит «да-да, все так и есть», кивая мне через экран монитора.

В западной психологии есть термин, определяющий таких психических алкоголиков — абьюзер. Конечно, абьюз — понятие более широкое, это любое насилие; абьюзер — тот, кто совершает насилие над другим, физическое или психическое. И выход в обоих случаях — прерывать отношения. Вампира (а абьюзер — психический алкоголик — это всегда вампир) невозможно вылечить. Чтобы человек изменился, нужна его ежедневная работа над собой, контроль над эмоциями, отслеживание им самим мотивов, мыслей, изменение моделей поведения, а для этого надо вытащить на свет кучу детских проблем и комплексов, понять и переписать в позитивном ключе программы, заложенные в дате рождения, а это, возможно только через осознание. Абьюзеру, как правило, это не надо. Допускаю, что есть те, кто смог поменяться благодаря своей воле, помощи психологов и парапсихологов (у абьюзера не только проблема в голове, но и в тонких телах, энергетических полях), но я таких не встречала.

Я слушаю клиентку. Она говорит о том, как важно, чтобы отношения приносили радость, иначе зачем нужны такие отношения? Слышит ли она себя сейчас, вникает ли в смысл тех слов, что сама произносит? Эти слова идут из ее сердца, это ее силы подсказывают ей ответы — а я свечу им. Но даже, если она не понимает сейчас всю важность слов, которые сама и произносит, она услышит их, когда будет переслушивать запись нашего разговора. Наверняка услышит!

«Надо сходить к лору, на всякий случай», — подытоживает она. Мы прощаемся.

проблемы с ушами, лабиринт

Через три дня мне звонит Людмила, моя клиентка пришла к ней на сеансы очищения. Она уже сходила к врачу, врач подозревает воспаление внутреннего уха (лабиринта, улитки), а это перспектива операции и потери слуха. Мы с Людмилой разбираем ее ситуацию, смотрим ее гороскоп-матрицу на текущий год. Да, есть указания на операцию в области головы именно в этот период, острые состояния, возможен развод. Программы года. Если программа видна, а в случае нашей клиентки она четко прописана, значит ее можно отключить, переключить, перенаправить из минуса в плюс. Нас интересует здоровье. Людмиле нужно снять с тонких планов причины, которые вызвали воспаление в ухе, чтобы выздоровление пошло быстрее, тем более, что клиентка сама их уже осознала. Потом, когда все тревоги останутся позади, мы расскажем женщине о том, куда перенаправить энергию, где найти созидательный источник, чтобы освобожденная во время сеансов энергия принесла ей благо. Энергия не возникает ниоткуда и не исчезает никуда, она только переходит из одного состояния в другое. Закон физики, хорошо усвоенный мной еще в 7 классе.

Женщина проходит обследование. Она настолько глубоко загнала свою болезнь, что на поверхности ее не видно — только головокружения и снижение слуха. Она запуталась и не может найти выход — лабиринт. И «улитка» в ухе, воспаление которой называется лабиринтит, кричит об этом — правда, получается у нее это уже тихо-тихо, потому что организм привык, что его плохо слышат. Надорвался. Наше тело говорит с нами всегда. Через психосоматику, через органы. Людмила делает сеансы, клиентка сдает анализы.

Проходит неделя. Звонит мне, радостная. «Вы знаете, компьютерная томография лабиринтит не подтвердила. Есть небольшое воспаление слуховой трубы, это лечится без операции, самое страшное позади! Но знаете, мне кажется, что лабиринтит у меня был до того, как я пришла к вам и Людмиле, потому что все симптомы указывали на это, а сейчас мне уже гораздо легче. Я верю в то, что если человек смог сам создать себе болезнь, то и в его силах ее победить. Вы мне тоже про это говорили».

Какое счастье помогать таким людям! Они всё понимают! Она благодарит Людмилу и меня за работу с ней, говорит о том, что многое переосмыслила и услышала себя.

Я не знаю, как дальше сложится ее семейная жизнь, но уверена, что человек, переживший страх и опасность стать инвалидом, теперь бережнее будет относиться к себе, не станет задвигать свою жизнь и себя на второй план.

Честно говоря, мне очень нравятся такие клиенты — осознанные и благодарные. Если они приходят за помощью, то относятся к тому, что я говорю, с полной серьезностью, выполняют рекомендации, не сомневаются в том, что им реально помогают, и всегда у таких клиентов хорошие результаты после нашей работы. Закон трубопровода: если кран на отдачу открыт, а кран на прием закрыт, то тот, кто должен принять, ничего не получит. И не потому что ему не дали, а потому что он не захотел взять. Но взаимный энергообмен — приятный, исцеляющий, вдохновляющий — это уже другая история, другая статья. 

Берегите себя и своих близких! Не растрачивайте свои силы на психических алкоголиков!

Светлана Ihitara,
Dobry-znak.ru

Возможно, кому-то очень нужна эта информация. Поделитесь ею, нажав на одну из кнопок